Loading...

понедельник, 16 сентября 2013 г.

77% учителей готовы покинуть школу.

Большинство учителей хотели бы сменить профессию

77% учителей готовы покинуть школу, как только у них появится какая-то альтернатива нынешней работе! Эти устрашающие цифры особенно удивительны на фоне декларируемых властями повышений зарплат, роста престижа учительской профессии, всяких бонусов, типа льготной ипотеки и т.д. Почему же учителя бегут из школ, забыв о своем священном долге и благородном предназначении?
 
 
Вот результаты опроса, наглядно показывающие, насколько стремительно могут опустеть стулья за учительскими столами. На вопрос «ушли бы вы из школы, если бы появилась возможность?» 77,11% ныне работающих в школе не раздумывая ответили «да». Не выразили подобной готовности только 10,37% школьных наставников, а 12,53% над своим возможным уходом пока раздумывают и твердый ответ дать затрудняются.
 
«Работая в школе, я просто не замечаю жизнь, вижу только работу, чужих детей и их проблемы. Все дни проходят одинаково: работа, работа, работа. Нет времени ни на дом и семью, ни на книги, ни тем более на театры и выставки, творчество. Дни давно слились во что-то одно. Что от меня останется лет через десять?! Я понимаю, что нужно работать — вопреки всему! И задаю себе лежащий на поверхности мучительный вопрос: если я уйду, то кто же останется? И все-таки я больше не могу...» Это крик души учительницы, которой нет еще и тридцати, которая отдала школе уже пять лет и искренне любит свою работу. И подобных исповедей много. «Особенно тяжело первые пять-семь лет! Потом входишь в ритм этой жизни, а затем наступает синдром эмоционального выгорания, когда уже ничего не хочется — даже жить!» Такие вот драмы скрываются за внешне благополучным фасадом российской школы, который усердно штукатурят чиновники Минобра.
 
Однако истину не скроешь за лозунгами. На одном из сайтов учительского сообщества был проведен опрос с целью выяснить — насколько учителя держатся за свою работу? Результаты его способны неприятно удивить как родителей, так и чиновников от образования: 77% учителей моментально покинут школу, как только у них появится какая-то альтернатива нынешней работе, лишь 10% не готовы это сделать, и около 13% затрудняются с ответом! Почему большинство людей самой благородной из профессий, которая традиционно считается призванием, готовы не моргнув глазом бросить ее в любой момент?! Корреспондент «МК» пообщался с теми учителями, кто уже распрощался со школой, и с теми, кто только надеется это сделать.
 
Вот что рассказала 39-летняя Ольга, преподаватель русского языка, литературы и МХК из Заволжска:
 
Проработав в школе 16 лет, я нашла в себе силы уйти, пока не стало поздно. К мыслям об уходе привела не зарплата, а зависимость от работы. Помимо непосредственно уроков, подготовки к ним, проверки тетрадей необходимо писать кучу отчетов, планов, бессмысленных бумаг, имитировать бурную деятельность, не связанную с детьми и учебой. Иначе нельзя — но это полностью уничтожает личную жизнь. Мне повезло: у меня полная семья, муж не только не ушел, но и уроки с детьми делал, и ужином кормил. Так везет очень немногим, поэтому среди учителей столь много матерей-одиночек. И никто из моих знакомых учителей не вернулся в школу после того, как ушел. Появились свобода и выбор. Проблема трудоустройства учителя вне школы существует, но кто хочет — всегда находит работу. Если говорить обо мне, то филологическое образование, природное чувство языка и творческая направленность сыграли свою роль: сегодня я сетевой журналист. Пишу тексты, наполняю сайты.
 
Те, кто уйти из школы пока не сумел, высказываются порой значительно резче и откровеннее, чем Ольга.
 
— Ушла бы, да никто нигде не ждет — рассказывает Жанна, 52 года, учительница из Мурманской области. — Учителю приходится брать полторы-две ставки, чтобы тупо не протянуть ноги, а за ставку в 18 часов ты получишь копейки. У нас губернатор тоже отчиталась Путину, что средняя зарплата учителя в регионе 42 тысячи. Однако я работаю на полторы ставки, с первой категорией, с кучей надбавок за хорошую работу, и максимум выходит тридцать, а если бы работала на ставку — было бы 16... Я не понимаю тех коллег, кто пыжится, делая вид, что работать за копейки — это здорово! Порой гонишь от себя мысль, что школа — это сборище неудачников, которые не нашли себя в жизни...
 
Подобных примеров — масса. И у заинтересованной стороны, у родителей школьников, может возникнуть вопрос — а способны ли учителя искренне давать детям все, что необходимо, и серьезно относиться к своей работе ПОСЛЕ того, как они уже махнули на все рукой и сделали для себя вывод, что готовы уйти при первой возможности? И можно ли, скажем, родителям первоклассника, выбирающим первого учителя, как-то распознать того, кто уже «сидит на чемоданах»?
 
Сложившуюся ситуацию «МК» прокомментировал Александр Асмолов, зав. кафедрой психологии личности МГУ и директор Федерального института развития образования:
 
— Эта ситуация для России является одной из самых драматичных. Большинство выпускников огромного количества педвузов не идут в профессию учителя, а те, кто пошли, пытаются ее покинуть рано или поздно. Причина этого в том, что даже при озвучиваемом росте заработной платы ценностный статус учителя сегодня ниже плинтуса... А для человека важно не только его материальное благополучие, но и отношение к нему в обществе, насколько он может реализовать себя как личность, насколько он востребован в своей стране.
 
Что касается тех учителей, которые «сидят на чемоданах», — распознать их непросто. При этом они могут вполне профессионально делать свою работу, продолжая мечтать о том будущем, которое для них желаемо и интересно. То есть прямой и жесткой корреляции между желанием и готовностью бросить профессию и качеством даваемых детям знаний нет. С другой стороны, образно выражаясь, если я стою на вокзале, жду поезда и в это время даю кому-то консультацию, то я продолжаю смотреть — не убежал ли поезд...
 
 

пятница, 13 сентября 2013 г.

?С глаз долой - из школы вон?

Вот такая статья - размышление.  Будет ли это работать? Школам и вузам объяснили, как выносить выговор учащемуся или исключать его из учебного заведения. Примет ли процесс избавления от лоботрясов и злостных хулиганов массовый характер, выяснял корреспондент «МН».

Министерство образования и науки утвердило «Порядок применения к обучающемуся и снятия с обучающегося мер дисциплинарного взыскания»(приказ Минобрнауки РФ от 15 марта 2013 г. №185). Согласно ему, можно наказывать учеников и студентов «за неисполнение или нарушение устава организации, осуществляющей образовательную деятельность». 
Подобный документ появился впервые и стал одним из подзаконных актов Закона «Об образовании», который вступил в силу с 1 сентября этого года. Наказание обучающегося и возможность его исключения из школы существовали и раньше во внутреннем уставе учебного заведения, однако только теперь вся процедура применения дисциплинарных мер четко прописана, а правовые аспекты взаимоотношений родителей, учителей и администрации детализированы. «Цель проекта - наведение порядка в бессистемном назначении наказаний обучающихся за тот или иной проступок», - объясняют появление новых правил чиновники от образования.

ОБЯЗАН БЫТЬ НАКАЗАН
Одно из новшеств принятого закона об образовании - прописанная в нем обязанность учащегося учиться. Ну а коли появилась обязанность, значит, должна быть и ответственность за ее неисполнение. Теперь не только над учителем нависают «увольнительные» статьи Трудового кодекса за совершение аморального проступка, за появление в нетрезвом виде на рабочем месте и пр., но и для школьников и студентов предусматриваются меры дисциплинарного взыскания: замечание, выговор или отчисление. Решение о том, какое именно взыскание постигнет ученика, будет принимать комиссия по урегулированию споров между участниками образовательных отношений. Она должна быть создана в каждой школе, и войдут в нее в равном количестве родители, учителя и школьники.

Предполагается следующий механизм действий. Ученик совершает некий проступок (нарушает, скажем, один из пунктов устава школы, в котором прописано, что «в учебном заведении нельзя появляться в пьяном виде или под воздействием наркотиков, нецензурно выражаться, негативно влиять на одноклассников, совершать на территории школы уголовные преступления и аморальные проступки»), сотрудник школы пишет в комиссию служебную записку об «обстоятельствах дела», та просит от нарушителя письменного объяснения по существу вопроса и на основании полученных сведений принимает решение. Самая суровая мера наказания - отчисление - грозит не всем, а только достигшим 15-летнего возраста. Все, кто младше, будут наказываться замечанием или выговором в зависимости от степени проступка. Фактически для них нарушения на практике останутся без последствий. «При выборе меры дисциплинарного взыскания, - говорится в приказе Минобр-науки, - должны учитываться тяжесть проступка, причины и обстоятельства, при которых он совершен, предшествующее поведение обучающегося, его психофизическое и эмоциональное состояние, а также мнение советов обучающихся, представительных органов обучающихся, советов родителей несовершеннолетних. Отчисление из организации допускается за неоднократное совершение дисциплинарных проступков». То есть нужно несколько раз злостно накосячить в школе, чтобы с позором быть выгнанным из ее стен.

УЧИТЕЛЯ НА ГРАНИ НЕРВНОГО СРЫВА
Проблема ответственности школьников и студентов давно заботит педагогическую общественность. Вспомните, сколько раз вы слышали истории про то, что старшеклассник посылал на три буквы пожилого педагога, а за это его лишь строго журили?

- Я по своему опыту знаю, что с некоторыми детьми сделать что-либо невозможно, - жаловался мне приятель, папа восьмиклассницы. - Ты ему говоришь, что он ведет себя неадекватно и даже одноклассников достал своим поведением, а он тебе: «И что вы мне сделаете? Я малолетка, мне ничего не будет!»

Даже когда «детишки» избивают учителя, обливают его краской, кидают в него учебниками и весь этот беспредел снимают на видео, потом выкладывая его в интернет, все спускается на тормозах, потому что существует презумпция виновности учителя, произрастающая из тезиса о том, что хорошего педагога дети носят на руках, а если не носят, значит, педагог плохой. Поведение «некоторых детей» иногда действительно не укладывается ни в какие рамки, но ведь и педагоги могут позволить себе обзывать учеников «баранами», «уродами», «недоумками», орать за забытый дневник и в исступлении бить указкой по доске только потому, что кто-то не ответил на заданный вопрос. Лишь настоящий профессионал всегда держит ситуацию под контролем, не допуская эксцессов.

Но как раз настоящих профессионалов у нас катастрофическая нехватка. Даже если педагог отлично знает свой предмет, он зачастую не в состоянии найти общий язык с учениками. Почему это происходит, нам рассказаладиректор Института психолого-педагогических проблем детства РАО, к.п.н., профессор Татьяна Волосовец:

Сейчас в педагогических коллективах наблюдается сложная ситуация.Многие учителя находятся в состоянии эмоционального выгорания, что очень часто приводит к невротическим расстройствам и психосоматическим заболеваниям. При этом родители детей озабочены зарабатыванием денег, и педагоги школ вынуждены частично брать на себя еще и функции семьи. Но если мамам и папам не хочется возиться с нерадивым и непослушным ребенком, то о педагогах и говорить не приходится, особенно учитывая тот факт, что многие из них просто не понимают, как найти общий язык с современными детьми. Считается, что будущим педагогам лишние часы по психологии не нужны. Хотя они-то им как раз и нужны в первую очередь: к каждому ребенку школьного психолога не приставишь, и учитель сам должен уметь найти верный психологический подход к своим подопечным. Но выход из непростых ситуаций находят единицы, а взаимопонимания не находит большинство. Именно поэтому сейчас важно поставить проблему психологизации педагогического образования, увеличения часов на психологические дисциплины в педагогических колледжах и вузах.

К СВЕДЕНИЮ!
Многие дисциплинарные проступки школьников возникают вследствие того, что их не понимают и не любят родители и учителя. Если есть дефекты воспитания детей, значит, где-то что-то недосмотрели и упустили взрослые.
По словам Татьяны Владимировны, многие дисциплинарные проступки школьников возникают вследствие того, что их не понимают и не любят: дома - родители, в школе - учителя. Дефекты воспитания детей не появляются ниоткуда. Если они есть, значит, где-то что-то недосмотрели и упустили взрослые - учителя, родители. Это всегда их прокол.

Надо учить наших педагогов слушать и слышать ребенка, - говорит Татьяна Волосовец. - Его не надо наказывать, ему надо терпеливо и настойчиво объяснять. Но такой тактики придерживаются единицы, и в результате до 15 лет ребенок, нуждаясь в поддержке взрослых, не получает ее, а после ему предлагают покинуть учебное заведение из-за плохого поведения. Если так будет происходить, учителям останется расписаться в собственной несостоятельности, ведь образование - это не только обучать, но и воспитывать, и в этом смысле на школе лежит огромная ответственность.

И у учителей своя правда: «За все, что происходит или может произойти с детьми в стенах школы и даже за ее пределами, должны отвечать мы, - сказала нам одна из учительниц московской школы, попросившая не афишировать ее имя. - При этом нам приходится писать тонны объяснительных и отчетов о проведенной работе и времени на воспитание уже не остается. На нас взвалили все: и отчеты, и хулиганов. При этом масса родителей не хочет понимать своей ответственности за детей, но, как только возникает конфликт, они прибегают в школу и кричат, какой у них распрекрасный ребенок, а мы тут все идиоты, которые не могут найти подход к их чудесному чаду. Я вам скажу: учителя сами не заинтересованы в исключении ребят. Это процесс публичный и входит в разряд ЧП, так что шибко принципиальных учителей уговаривают не выносить сор из избы, чтобы школа на фоне других не выглядела плохо. При этом надо помнить, что российская школа обязана всем давать полное общее, то есть 11-летнее образование. Скорее учителю предложат уйти из школы, чем выгонят отморозка-двоечника. Тех, кто спихнул на школу все вопросы воспитания детей, я бы штрафовала. Родители, между прочим, по Семейному кодексу тоже обязаны воспитывать ребенка».

СПРАВКА
Отчисление грозит только достигшим 15-летнего возраста. Все, кто младше, будут наказываться замечанием или выговором в зависимости от степени проступка.
ПЛЮРАЛИЗМ МНЕНИЙ
«Возможность отчисления - отличный инструмент для директоров, трясущихся за показатели успеваемости. От тех, кто портит картину ГИА и ЕГЭ, кого считают необучаемыми, можно будет легко избавиться», - волнуется папа десятиклассника Иван Михайлов. Ему вторят другие родители: «А что если этой мерой воспользуются как поводом для шантажа родителей, недостаточно регулярно «спонсирующих» школу?»

Учителя разделились во мнениях: одни также опасаются злоупотреблений, другие считают, что принятый документ долгожданный и необходимый, а именно его отсутствие давало почву для самодурства директоров.

Во всей этой ситуации не очень ясна судьба отчисленных. В течение месяца после их «изгнания» орган местного самоуправления, осуществляющий управление в сфере образования, и родители ученика должны устроить его в новую школу. Но кому нужны ученики с «нехорошим прошлым»? 
Эксперты говорят, что, во-первых, отчисленный ученик может пойти в вечернюю школу, где будет и учиться, и параллельно работать. Во-вторых, непременно найдутся малоуспешные, а потому неукомплектованные школы (их даже неофициально называют школами-гетто), которые готовы будут взять любого ради увеличения финансирования, напрямую зависящего от количества обучающихся.

Ровно по этой же причине, скорее всего, ч. 12, ст. 43 Закона «Об образовании» работать не будет: как только школа отчислит ученика, она потеряет часть денег, через которые финансируется его образование. А деньги - это для школы все и даже больше.
12.09.2013     Е. Хакимова

воскресенье, 1 сентября 2013 г.

Топ-5 явлений, раздражающих учителей


с чем не могут смириться даже самые терпеливые преподаватели.
Новый учебный год, как обычно, ставит перед всеми участниками образовательного процесса - учителями, учениками и родителями - новые задачи. Решать которые, зачастую, приходится сообща. Одна из таких задач – отношения между учителем и учениками. Несмотря на то, что профессия педагога предполагает наличие у учителей выдержанности и терпения, многие из них готовы смириться далеко не со всеми проявлениями характера у своих учеников.
"Вечерняя Москва" составила  рейтинг явлений, которые больше всего раздражают школьных учителей .
1. ОДЕЖДА
Не то чтобы все учителя поголовно выступают за введение школьной формы, но перебор в одежде, вроде слишком коротких юбок, слишком больших украшений и яркой косметики, согласитесь, раздражают не только учителей.
Ирина Леонидовна Кострова, учитель географии:
- Меня ни в коей степени не раздражает отсутствие формы. Раздражает, что многие старшеклассницы школу с клубом или пляжем путают. Соблюдать дресс-код нужно, ведь мало кто догадается в офис прийти в плавках. Это в первую очередь уважение к окружающим.
Анна Васильевна Левицкая, учитель русского языка:
- Когда ученица сидит в юбке, которую легко спутать с ремнем и на ее лице раскрас, которому бы позавидовали бы в театре мимов, я понимаю, что сколько ни объясняй ей правила – она все равно не будет слушать. В такой «форме» она не учиться сюда пришла.
2. ОПОЗДАНИЯ
Дисциплина –дело нелегкое. Поэтому, когда класс привычно садится со звонком за парты, и учитель начинает вести урок, опоздавший не только прерывает ход мысли педагога, но и дезорганизует одноклассников. Заставить учеников слушать, после этого, иногда бывает очень нелегко.
Ирина Анатольевна, учитель математики:
- Если ученик опаздывает больше, чем на 10 минут, я его просто не впускаю в класс. Не потому, что я деспотичный преподаватель, а потому хочу, чтобы он своим опозданием мешал остальным ребятам, которые пытаются сосредоточиться на задании.
3. РОДИТЕЛИ
Не все родители спокойно вверяют детей в руки учителей и отправляются по своим делам, некоторые пытаются контролировать не только каждый шаг своего чада, но и преподавателя.
- Одна из мам звонила мне каждый вечер, узнавая, как вел себя ее мальчик и покушал ли он, - вспоминает  Алла Валерьевна, учитель математики . – А мне ведь тоже хочется, придя домой, заняться своими делами и переключиться, а не разговаривать с мамой весь вечер о мальчике. Мальчику, кстати, было 16 лет.
А  Олегу Константиновичу, учителю физики , пришлось вообще выдержать угрозы со стороны одного из родителей:
- Одному из учеников я поставил в четверти «три» по предмету, пообещав, что в следующий раз, если он не начнет учиться, будет «два». Так после этого мне каждый день начал звонить его отец и сначала уговорами, а потом и угрозами, требовал исправить его сыну оценку!
4. ИГРЫ НА ТЕЛЕФОНЕ ВО ВРЕМЯ УРОКА
Это вообще можно не комментировать. Когда ученик увлечен расстрелом злых птиц гораздо больше чем теоремой Пифагора, это сказывается и на отношении учителя к предмету: стоит ли объяснять, когда тебя не слушают? И на успеваемости самого ученика, а конечном итоге – и на работе (читай – зарплате) педагога: если ученик не выполняет учебный план, то «виноват» в первую очередь – учитель.
Алина Валентиновна, учитель экономики:
- В последнее время детей очень сложно становится увлечь предметом. Большинство во время урока играют под партами в телефон. Это просто болезнь какая-то…
5. НЕВЫПОЛНЕННОЕ ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ
Когда учитель задает задание на дом, он хочет проверить не столько ученика, сколько себя: ведь по качеству выполненной самостоятельной работы педагог может понять, насколько хорошо он раскрыл тему. Если домашнее задание не сделано, то учителю сложно понять, что стоит повторить, а что – нет.
Антон Васильевич Татаринов, учитель информатики:
- Если ученик приходит без домашнего задания, я его отправляю за ним домой. Потому что если он не выполняет его, значит, он неуважительно относится ко мне и моему предмету. А взаимное уважение – необходимое слагаемое для получения знаний.