Loading...

четверг, 18 августа 2011 г.

Августовские тезисы Андрея Фурсенко


Министр образования и науки России пообещал ужесточить наказание для тех, кто нечестно сдает ЕГЭ
Раз в год министр образования и науки Андрей Фурсенко принимает приглашение радиостанции «Эхо Москвы», чтобы рассказать о своей позиции по самым острым проблемам. Так было и в минувшее воскресенье. Учительская Газета

Нарушений больше не стало, и это хорошо

В одном из самых популярных фильмов «Место встречи изменить нельзя» Глеб Жеглов говорит: эффективность правоохранительных органов определяется не тем, что воруют, а тем, как быстро ловят преступников. Не хочу сказать, что мы должны радоваться тому, что есть нарушения, но то, что нарушений, по нашим оценкам, больше не стало, а выявлять их стали более эффективно, я считаю, это хорошо. Но главное, конечно, не это. И вообще борьба с нарушениями все-таки не главная составляющая любой вступительной кампании.


Детей жалко, но закон есть закон

Год назад в нормативную базу было внесено требование о запрете использования мобильных телефонов при сдаче ЕГЭ. Если обнаружен мобильный телефон, его обладателя надо выводить с экзамена, а результаты не учитывать. При этом в зависимости от решений местных органов управления образованием ему может быть дано или не дано право пересдать экзамен в резервный день. Тут надо все-таки понимать, что гораздо более жесткие меры должны принимать не к конкретному ребенку, а к тем, кто проводит этот экзамен. Экзамен идет четыре часа, в аудитории находятся 15 - 20 человек. Я никогда не поверю, что можно при наличии обязательно двух надзирающих, проверяющих, отслеживающих отснять вариант на мобильный телефон, переслать его и потом с мобильного телефона считать какой-то вариант. Мне жаль тех детей, которые честно сдают экзамены, но из-за нечестной конкуренции оказываются в худшем положении. Сегодня тот, кто хочет и может учиться, может продолжить обучение на бюджетных местах в неплохих вузах, ибо реально сейчас втрое больше бюджетных мест на тысячу выпускников, чем было в Советском Союзе.


Время «Ч» взять и отменить

Надо воспитывать учителей и родителей, объяснять им, что на самом деле сдать экзамен проще, чем использовать неправомерные методы. Я много общаюсь и провожу встречи с ребятами, поэтому могу сказать, что у нас экзаменов боятся гораздо больше родители и учителя, чем дети. Надо нормально учить, в принципе немножко по-другому начать организовывать экзамены, нельзя, чтобы это было единственное время «Ч», потому что ЕГЭ слишком серьезное, может быть, даже психологическое испытание. Я считаю, что вполне допустимо и даже возможно (сразу оговорюсь, что это не в следующем году, а в будущем), чтобы какие-то экзамены ребята сдавали после 9-го класса и эти экзамены шли в зачет. Сейчас проходит государственная итоговая аттестация после 9-го класса, думаю, если эти экзамены пройдут нормально, то мы можем их законодательно закрепить и учитывать как часть балла по ЕГЭ. В результате получится набор достижений, который официально будут принимать при поступлении. Создавая такую растянутую во времени систему, мы, наверное, и психологическую нагрузку снизим, и объективность увеличим.


Сначала сигнал, потом наказание

В этом году студенты МФТИ пытались сдать экзамены за выпускников школ. Их наказали, я считаю, что главная задача наказания - добиться того, чтобы эти истории не повторялись, чтобы те люди, которые сделали это, осознали случившееся. Насколько я знаю от ректора МФТИ, и вуз, и ребята поняли, что возникла ненормальная ситуация. Проступок, который, на мой взгляд, очень серьезен, стал частью практики, которая складывалась за долгие годы, но он не должен полностью разрушить жизнь и будущее этих ребят - очень талантливых и сильных. При этом очень важно, чтобы случившееся стало сигналом того, что такое не должно повторяться, что наказание будет ужесточаться.

Все должны понять - это не просто «прикол», а обман талантливых ребят, которые из-за того, что студенты за кого-то сдадут ЕГЭ, не смогут попасть в тот вуз, в который хотят. Хотя я считаю, что любые противоправные действия всегда негативны.

Если в следующем году будут выявлены подобные истории, то министерство будет настаивать на более жестком наказании, причем как тех, кто реализовывал этот проект, так и в гораздо большей степени тех, кто его организовывал.


«Мертвые души» врачами не станут

Мы регулярно проводили и проводим оперативную проверку в вузах, причем в подведомственных нам это делать проще, потому что мы контролируем не только процесс подачи заявлений, но и процесс зачисления абитуриентов в вузы. Довольно жесткая реакция на случившееся во 2-м меде - появление «мертвых душ» в рейтинговом списке - была у руководства Минздравсоцразвития РФ: ректор должен быть наказан вне зависимости от того, насколько он был в курсе этой истории. В прошлом году вуз мог не обращаться в Рособрнадзор и сверять данные в базе ЕГЭ, в этом году у него такое право было. 2-й мед 22 июля 2011 года обратился в Рособрнадзор и получил ответ: этих людей в базе сдавших ЕГЭ нет. Однако вуз все проигнорировал, фамилии этих людей все же появились в списке рекомендованных к зачислению.

Можно, конечно, ссылаться на сбои в понимании, потому что на сбои в телекоммуникации ссылаться нельзя - это был официальный ответ. Сейчас Рособрнадзор делает систему, которая будет отслеживать по сайтам вузов тех, кто подал заявления, с тем чтобы автоматически определить, есть люди в базе ЕГЭ или нет. То есть, с одной стороны, мы совершенствуем технологии, но, с другой стороны, говорим, что прием в вузы дело административной и моральной ответственности тех людей, которые его осуществляют.


Олимпиадников ограничат в выборе вуза

В этом году зачислены на бюджетные места на первый курс более 229 тысяч абитуриентов. Из них 4200 - олимпиадники, 7700 - льготники, почти 15 тысяч - так называемый целевой набор.

В этом году я разослал письмо, в котором потребовал от ректоров подведомственных вузов, чтобы в списках зачисления напротив целевиков были указаны их средний балл и организация, которая послала их на обучение. Что касается олимпиадников, то у нас есть два вида олимпиад: Всероссийская олимпиада, в первых турах которой участвует значительная часть - 4-4,5 миллиона российских школьников. Есть предметные олимпиады, которые проводят вузы и в которых участвует чуть больше полумиллиона человек. Проводит их Совет по олимпиадам, во главе которого стоит академик ран Виктор Садовничий. Условия проведения этих олимпиад и учет их результатов при приеме в вузы возможны только при условии широкой географии и массового участия школьников. Это отслеживает Совет по олимпиадам, но в этом году была просьба Виктора Антоновича, чтобы за проведением этих олимпиад наблюдал вместе с Советом по олимпиадам и Рособрнадзор, чтобы были единые требования надзора за проведением олимпиад. Хотя, конечно, и в олимпиадах, и в ЕГЭ случаются сбои, в целом самые сильные ребята получают хорошие результаты. Например, в Высшей школе экономики средний балл победителя олимпиад в прошлом году был равен 79-80, а средний балл ребят, которые поступили в Высшую школу по результатам ЕГЭ, - 81, то есть на самом деле это люди одного уровня образования. Я не могу гарантировать, что среди олимпиадников нет людей, которые неправильно оказались победителями, точно так же я не могу гарантировать, что везде и всюду люди, которые получили высокие баллы по ЕГЭ, получили их абсолютно заслуженно. В Высшей школе экономики в прошлом - позапрошлом году прошли первые сессии и был большой отсев, это привело к тому, что уже в прошлом году туда как-то не очень рвались стобалльники и люди, победившие в олимпиадах.

Мы в январе 2011 года подготовили приказ по поводу того, что олимпиадник может пользоваться льготой только в одном вузе, но этот приказ в недрах Минюста провел, по-моему, два с половиной месяца. Когда он наконец был зарегистрирован, мы его для кампании этого года не использовали, так как есть абсолютно императивное решение о том, что последние изменения в правилах приема должны быть не позже 1 февраля. Но этот порядок будет введен со следующего года. Это означает, что олимпиадники смогут использовать свои возможности как победители только в одном вузе - в том, который они избрали, а в остальные четыре поступать по своим результатам ЕГЭ. Как правило, у них результаты ЕГЭ очень высокие, они могут себя подстраховать, хотя, по нашим оценкам, люди, уверенные в себе, все чаще и чаще подают свои документы в один вуз, считая, что им нужен или этот вуз, или ничего не нужно. Таких случаев достаточно много.


ЕГЭ похож на рентген

ЕГЭ помогает выявить сфальсифицированные результаты, так как есть нормальное распределение отметок. Если говорить в целом по большинству предметов, то у нас лидеры - Карачаево-Черкесия, Калмыкия, Липецкая область, очень высокие баллы в Брянской области. В Москве баллы высокие, но они, на наш взгляд, не зашкаливают, и тут надо еще проанализировать, есть ли какие-то особые точки в Москве, где вдруг оказалось много высокобалльников по всем предметам.

Химия и биология - те предметы, которые необходимы для поступления на медицинские специальности, они очень привлекательны и считаются важными для Карачаево-Черкесии, Адыгеи, Липецкой области. Липецкая область на равных борется с кавказскими республиками и даже кое-где их обгоняет по баллам ЕГЭ. Три года назад абсолютно аномально высокие результаты были в Воронеже. Мы сообщили об этом новому губернатору - Алексею Гордееву, тот принял достаточно серьезные меры. Воронеж, не самый худший с точки зрения образования регион, сегодня показывает абсолютно нормальные результаты. Аналогичная ситуация с Мордовией, там тоже баллы стали пониже, но достоверность их, на наш взгляд, повысилась.

К сожалению, никто не смотрит, сколько из ребят, которые приехали из каких-то регионов или из той же Москвы, поступили в престижный вуз не потому, что они все хорошо знают, а потому, что им помогли победить в олимпиаде или получить высокий балл на ЕГЭ.


Кавказ творит черное дело

Чеченская Республика, к сожалению, аутсайдер по всем предметам, но это связано с тем, что в Чеченской Республике однозначно жестко и честно был проведен ЕГЭ. С одной стороны, это заслуживает уважения, с другой стороны, наше министерство думает о том, как укрепить в Чеченской Республике систему и школьного, и профессионального образования. Мы сейчас организовали специальный проект по выдаче грантов лучшим выпускникам педагогических вузов и классических университетов, которые готовы были поехать преподавать в те места, где действительно остро требуются преподаватели. Из всего Кавказа было подано 55 заявок, 47 - из Чечни, 43 педагога туда поехали. Во время совещания на Северном Кавказе я разговаривал с руководителями Карачаево-Черкесской Республики и других республик, мы обсуждали, какие меры надо принять, для того чтобы результаты ЕГЭ были адекватны. Я сказал им: «Вы делаете черное дело для этих ребят. Они получают высокие баллы, поступают в престижные вузы вне республики, дальше их выгоняют из этих вузов, и они остаются без присмотра родителей. При этом вы обедняете свои вузы, которые на самом деле вполне готовы дать нормальную подготовку, потому что никто из них, получив такие высокие баллы, потом в ваши вузы не возвращается». Думаю, что в следующем году ситуация изменится.


Делиться не будем

Меня часто спрашивают: «Может быть, разделить ЕГЭ на выпускные и вступительные экзамены, все-таки это разные вопросы?»

Я бы посоветовал этим людям спросить тех, кто собирается оканчивать школу и поступать в вуз: они будут голосовать за то, чтобы у них вместо одной сессии было две? Я хотел бы, чтобы они еще спросили, насколько комфортнее было бы повторять еще раз тот же самый экзамен, если он проводится на тех же самых принципах? Принципы, с моей точки зрения, должны быть одними и теми же - независимая оценка и от тех, кто учил, и от тех, кто будет учить дальше.

Комментариев нет:

Отправить комментарий