Loading...

среда, 15 сентября 2010 г.

Анкета ЕГЭ – результаты

Записки методиста

Опубликовано 15.09.2010 в рубрике Современное образование.

Наконец-то выдалась свободная минута, и я подвел результаты анкетирования по ЕГЭ. К сожалению, на мой призыв поучаствовать в исследовании мало кто откликнулся, поэтому масштабы получились не такие значительные, как я рассчитывал. Всего было опрошено 14 человек, причем почти исключительно девочки (мальчик всего 1). Из них 12 проживают в Москве (включая Зеленоград), 4 – в районных центрах Московской области. 9 человек заканчивали гимназию (с отбором учеников по конкурсу), 5 – обычную школу. Большинство анкетированных знакомо мне лично и я могу им полностью доверять, за других ручаются «надежные люди».

Помимо истории чаще всего сдавали английский язык, реже – обществознание и литературу. Качество процедуры оценивалось по 4 экзаменам (2 обязательных – русский и математика, и 2 по выбору). Всего, следовательно, 14 выпускников оценило процедуру сдачи 56-ти экзаменов.

Анкетирование показало, что мелкие нарушения в ходе сдачи ЕГЭ повсеместно распространены. Использование мобильных телефонов анкетированные наблюдали в 86% случаев, правда, в большинстве из них (51,8%) – как единичные явления. Шпаргалки в месте сдачи или в туалете использовали в 80,4% случаев, причем в 17,9% использовали почти все. В 60,8% случаев выпускники имели возможность подсказывать друг другу, правда, это были почти исключительно единичные случаи (лишь 1 анкетируемый для одного экзамена выбрал ответ «все переговаривались»).

Напротив, только в 12,5% случаев (и всего двумя выпускниками) отмечены подсказки взрослых выпускникам (и то как единичные явления). Важно отметить, что в обоих случаях это были ученики районных школ, т.е. в Москве, видимо, с этим строже. Ни один опрошенный не заметил замены незаполненных бланков на бланки с ответами.

По мнению 8 детей (из 14) нарушения, тем не менее, никак не повлияли на их собственный конечный результат, по мнению 6 – немного улучшили его. Однако у меня есть обоснованное подозрение, что в данном случае дети старались – вольно или невольно – преуменьшить вклад подсказок или нарушений в их результат. Поэтому более информативен ответ на другой вопрос: как нарушения повлияли на результат большинства Ваших знакомых? Здесь уже 11 человек выбрали ответ «немного улучшили», и только 3 – «нарушений не было, поэтому никак не повлияли».

Большинство анкетируемых относилось к ЕГЭ до экзамена нейтрально (8), но немалая часть – плохо и очень плохо (5). После экзамена у большинства отношение осталось прежним (9), у некоторых улучшилось (3) или ухудшилось (2). Мнения по поводу апелляции (ее прошли 7 человек) колеблются в очень широком диапазоне, здесь закономерности не выявляются.

В целом я склонен согласиться с выпускниками: нарушения позволили основной массе сдающих ЕГЭ несколько улучшить свои результаты, но несущественно (ответ «сильно улучшили» не выбрал ни один анкетируемый, что характерно). Следует ведь учитывать, что, например, использование шпаргалки в ходе ЕГЭ далеко не всегда также продуктивно, как при традиционном экзамене (на это жаловались многие выпускники). Отчасти это относится и к «звонку другу», хотя и в меньшей степени.

Можно сказать, что качество процедуры сдачи ЕГЭ как минимум ничем не хуже процедуры сдачи традиционного экзамена, на котором тоже пользовались шпаргалками. подсказывали друг другу и т.п. В других же отношениях ЕГЭ, конечно, стоит на порядок выше традиционного экзамена, поскольку сводит к минимуму субъективизм в оценке, уменьшает возможности для коррупции и выравнивает стартовые возможности для абитуриентов из разных регионов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий